События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки

События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки, изображение №1

В течение всего 2019 года РосКомСвобода следила за происходящими в нашей стране событиями, участвовала в защите цифровых прав наших граждан, проводила мониторинг и анализ российского законодательства, организовывала кампании, запускала проекты.

Так, одним из самых значимых и резонансных событий стало принятие закона о так называемом «устойчивом Рунете».

Закон о «суверенизации Рунета»

Данный законопроект год назад внесли в Госдуму сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова в соавтосртве с депутатом Андреем Луговым. Новая норма, по словам авторов, должна была защитить российскую часть всемирной Сети от внешних угроз, а также от отключения извне.

Мало кто принял на веру желание законотворцев озаботиться судьбой Рунета, особенно с учётом бэкграунда авторов документа, который свидетельствовал скорее о стремлении разрушить целостность и устойчивость российского сегмента интернета, чем о желании защитить его. Особенно невнятным выглядело запугивание общественности какими-то мнимыми «внешними угрозами», да и сам список таких угроз сразу не содержал ничего конкретного.

В кратчайшие сроки депутаты приняли документ в первом и втором чтениях, после чего по стране прокатилась волна акций протеста с требованием не принимать этот закон.

События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки, изображение №2

В борьбу сразу включилась и РосКомСвобода. Кроме того, что мы активно освещали все связанные с этим законом события, нами также была инициирована кампания «Цифровая оборона интернета» с целью достучаться до народных избранников, чтоб они не принимали скандального законопроекта. Граждане России массово писали обращения в приёмные депутатов, однако те слабо реагировали на эти письма — мало кто из наших пользователей мог похвастаться тем, что получил ответ из парламента.

После принятия закона Госдумой и одобрения Советом Федерации международные организации призвали Путина не подписывать его, однако Президент тоже не услышал ни их, ни собственных сограждан — в начале мая он подписал федеральный закон № 90-ФЗ.

Вступившие в силу 1 ноября новые нормы значительно расширили полномочия Роскомнадзора, который теперь будет централизовано управлять российским сегментом интернета, фильтруя трафик. При РКН создан центр мониторинга и управления сетью, который при возникновении экстраординарных ситуаций обеспечит доступность услуг связи в России. Для воплощения в жизнь к закону были написаны десятки подзаконных актов, в которых эксперты находили нарушения, однако чаще всего власти смотрели на это сквозь пальцы.

Операторов связи обязали устанавливать некое оборудование (предположительно — DPI), которое якобы призвано обеспечивать «устойчивость» Рунета, но эксперты считают, что оно будет просто фильтровать трафик, отсекая всю крамольную информацию, и таким образом необходимость блокировать запрещённые сайты с операторов будет снята. Власти также берут под контроль точки обмена трафиком, которые внесут в очередной реестр.

Недавно прошли учения по «целостности и устойчивости функционирования» национального сегмента сети Интернет. Власти пока не представили на суд общественности каких-либо внятных результатов.

Наказания за неуважение к власти и за распространение недостоверной информации

В 2019 году были приняты два крайне репрессивных закона: первый запрещает публиковать в СМИ и интернете недостоверную информацию, «создающую угрозу жизни граждан или массового нарушения порядка», вторым были введены наказания за распространение информации, выражающей «в неприличной форме явное неуважение» к обществу, государству и госсимволам, Конституции, органам госвласти. Все они были внесены также ещё в декабре прошлого года сенаторами Клишасом, Боковой и депутатом Вяткиным.

Критике новые поправки подверглись ещё на заре внесения в Госдуму, и этот шквал негодования только нарастал.

Кроме сетевой общественности, простых граждан, журналистов и оппозиционых политиков, раскритиковал оба закона также Совет по правам человека (СПЧ) при Президенте РФ — правозащитники просили СовФед отклонить их, затем обратились к Путину с просьбой не подписывать репрессивный «пакет Клишаса», — однако новая медиа-цензура была в итоге одобрена властями.

События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки, изображение №3

Федеральным законом №31-ФЗ была введена ответственность за размещение «фейковых» новостей, а законом 27-ФЗ внесены изменения в КоАП, согласно которым за распространение такой информации гражданам грозит штраф от 30 тыс. до 100 тыс. рублей, должностным лицам — от 60 000 до 200 000 руб., юрлицам — от 200 000 до 500 000 рублей. Наказание за создание помех в работе объектом жизнеобеспечения и инфраструктуры путём распространения недостоверных новостей: для граждан от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, для должностных лиц — от 300 тыс. до 600 тыс. рублей, для юрлиц — от 500 тыс. до 1 млн рублей.

Федеральным законом №30-ФЗ была введена ответственность за неуважение к государству, а 28-ФЗ были внесены изменения в КоАП: за первую такую публикацию в течение года грозит штраф 30-100 тысяч рублей, за вторую — штраф 100–200 тысяч рублей или арест на срок до 15 суток, последующие разы — штраф 200–300 тысяч рублей или административный арест. Также эта информация должна быть удалена по требованию Роскомнадзора, в противном случае сайту будет грозить блокировка ресурса.

После принятия обоих законов, правоприменение стартовало, что называется, «с места в карьер».

Не прошло и месяца, как появился первый обвиняемый по делу о неуважении к власти — новгородец Юрий Картыжев был оштрафован на 30 тысяч рублей за то, что нецензурно охарактеризовал Владимира Путина во ВКонтакте.

https://roskomsvoboda.org/46770
https://roskomsvoboda.org/46770

После этого случая новости о новых штрафах не исчезали из повестки дня, и по данным «Агоры», которая мониторит ситуацию с правоприменением нового закона, за первые полгода было возбуждено более полусотни дел о неуважении к власти. В конце ноября Ленинский районный суд Екатеринбурга оштрафовал известного уральского политолога Фёдора Крашенинникова из-за посла в Telegram, где он нелестно выразился о «путинских судьях».

К лету маховик наказаний за неуважение к властям раскрутился уже достаточно интенсивно, и таким случаям нам приходилось посвящать целые дайджесты.

Многие попавшие под правоприменение нового закона пользователи вступили в процесс обжалования этого сомнительного наказания, а кто-то, например — Картыжев, уже готовы добиваться справедливости в ЕСПЧ.

По «закону о фейках» граждан штрафовали не столь интенсивно, как СМИ. Тем не менее, в качестве репрессивной меры данный закон против граждан был использован не один раз.

Усиление слежки: анализ трафика пользователей, сбор данных через сервисы, развёртывание систем распознавания лиц

Наблюдение за гражданами в этом году также принесло свои новые тренды и «прокачку» старых.

Во-первых, федеральные власти и власти в регионах интенсивно закупали системы поиска в интернете крамольных публикаций. На сайте госзакупок часто можно было найти тендеры на «поиск угрожающей жизни и здоровью детей информации в интернете», кто-то искал экспертов в области экстремистских высказываний, кого-то интересовал мониторинг ВКонтакте, включая «сбор данных по географическому признаку».

В ходе работы с сайтом госзакупок мы обнаружили массу подобных заказов, и в марте запустили соответствующий портал общественного мониторинга, на котором собрана информация обо всех государственных тендерах — от импортозамещения до мониторинга действий пользователей в соцсетях и публикаций в онлайн-медиа, от создания «фабрик троллей» до взлома ОС и мессенджеров.

События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки, изображение №5

Во-вторых, с начала года власти озадачились вводом в действие системы распознавания лиц. Очевидно, Москва была выбрана в качестве некоей стартовой площадки — город оборудуется камерами слежения, функция распознавания лиц тестируется в полицейских индивидуальных камерах, столичные власти заключают с различными компаниями договора на развёртывание такой системы по всей Москве.

Также столичные власти внедряют систему распознавания лиц на массовых мероприятиях, а на сайте госзакупок соответствующие тендеры уже перестали быть чем-то из ряда вон выходящим. Власти тратят миллионы, иногда даже миллиарды рублей на развёртывание такой системы. Оценить масштабы проводимых в этом направлении работ можно на нашем портале мониторинга госзакупок, если ввести в поиске категорию «слежка».

В октябре РосКомСвобода выступила за принятие законодательных либо судебных мер для введения моратория на использование систем распознавания лиц, которые являются технологиями двойного назначения и должны быть запрещены до тех пор, пока не будет обеспечена полная прозрачность и безопасность их использования для граждан.

События 2019 года: суверенизация Рунета, наказание за неуважение к власти, усиление слежки, изображение №6

Мы считаем, что обработка биометрии граждан без их письменного согласия нарушает закон о персональных данных, а также право на частную жизнь (ст. 23 и 24 Конституции России). Мы обратились в Савёловский районный суд города Москвы в защиту Алёны Поповой, которая была привлечена к административной ответственности за уличный пикет, когда в качестве доказательств полиция использовала данные с камер наблюдения, в которых используется данная система распознавания лиц. Также мы проводим сбор подписей в поддержку законодательного либо судебного запрета применения этой технлогии.

С помощью видеослежки власть получает тотальный контроль за социальной реальностью: технология распознавания лиц сделает людей еще менее свободными. Понятно, что опыт применения такой системы в Москве со временем будет применяться и по всей остальной России.

В-третьих, в начале года сенатор Бокова разработала ещё один закон о слежке — введение платной регистрации устройств с выходом в интернет по IMEI.

YouTube1:04

Какое-то время об этой инициативе ничего не было известно, и осенью она пообещала внести соответствующий законопроект до конца этого года. Сенатор объяснила, что первым делом надо внести изменения в закон «О связи»: о том, что есть код IMEI, что он уникальный и подлежит регистрации в базе. Основная цель продвижения концепции — блокировать кражу мобильных телефонов, уверяет сенатор. Однако многие эксперты ещё на заре появления этой инициативы говорили, что речь идёт не столько об отслеживании краденых гаджетов, сколько о банальной слежке.

В-четвёртых, власти многократно увеличили штрафы за отказ исполнять требования сразу целого пакета законов — от закона о тотальной слежке (374-ФЗ) до закона о переносе данных российских пользователей на территорию РФ (242-ФЗ). Как мы уже писали ранее, в федеральном законе №405-ФЗ заложено сразу несколько новых норм, которые повлияют на деятельность и поисковиков, и мессенджеров, и многих других сервисов.

Закон устанавливает для интернет-компаний штраф от двух до шести миллионов рублей за повторный отказ передать ФСБ ключи шифрования переписки пользователей. Штрафы положены и за отказ организаторов распространения информации в интернете предоставить уполномоченным госорганам при проведении ими оперативно-розыскных мероприятий данных о пользовательской активности. Закон также предусматривает увеличенные штрафы для поисковых интернет-сервисов в тех случаях, когда они повторно нарушили действующие ограничения, в том числе направив пользователей на запрещенные сайты.

И, как уже говорилось выше, закон увеличивает штрафы за отказ перенести данные российских пользователей на территорию России. За первое нарушение с юридических лиц могут взыскать от одного до шести миллионов рублей, за повторное — от шести до 18 миллионов.

Кроме этого, Путин подписал «закон против Apple» (425-ФЗ) — так в Сети называют закон об обязательной предустановке российских приложений на продающиеся в России гаджеты. Не исключено, что власти хотят отслеживать деятельность пользователей и через соответствующие программы, в которых будут размещены так называемые «бэкдоры» или другие подобные закладки.

В-пятых, в реестр Организаторов распространения информации (ОРИ) продолжают вноситься популярные интернет-ресурсы, чаще всего — российские, но иногда в этом списке оказываются и зарубежные сервисы. Как известно, участник этого реестра обязан собирать и предоставлять по первому требованию силовых органов не только все пользовательские данные, но также переписку, аудио-, видео- и другие материалы пользователей. В начале года туда попали, например, Сбербанк Онлайн и 2GIS, а под конец — Яндекс.Дзен и Ура.ру. Очередная странная ситуация произошла с сервисом знакомств Tinder, который подтвердил передачу данных о компании Роскомнадзору, но раскрытие пользовательских данных опроверг.

Кроме этого, как мы уже говорили выше, власти продолжают закупать системы онлайн-слежки за россиянами, прежде всего — в социальной сети «ВКонтакте». Но тренды уходящего года говорят о том, что всё чаще наказания за высказывания в Сети выносятся не только исходя из активности пользователей в российских соцсетях, но также и в WhatsApp, Telegram, YouTube, Facebook и Twitter. Наиболее яркие такие случаи — условный срок блогеру Егору Жукову и пять лет реального срока Владиславу Синице.

Наказывают пользователей за посты в самых различных соцсетях, если это как-то связано с «нежелательными организациями», были снова прецеденты привлечения к ответственности за демонстрацию нацистской символики, и никуда не делось преследование за экстремизм, несмотря на частичную либерализацию 282 статьи УК. В июне текущего года РосКомСвобода при поддержке «Комитета гражданских инициатив» запустила мониторинг преследования граждан за онлайн-публикации, где можно более подробно ознакомиться со всеми этими случаями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *