Кому Дуров может продать Telegram и что нам принесет худший кризис для рунета

Кому Дуров может продать Telegram и что нам принесет худший кризис для рунета, изображение №1

Что случилось?

Вложившись в новый проект братьев Дуровых, инвесторы в 2018 году рискнули $1,7 млрд, и риск реализовался — в виде затянувшегося судебного разбирательства Telegram с американским регулятором SEC, которому не понравилась идея Дурова раздать криптовалюту американским инвесторам.

Не знаем, сколько раз основатель Telegram об этом уже пожалел, но можем предположить, что впереди у Дурова — напряженные времена: ему предстоит рассчитаться с инвесторами, сначала с американскими, потом со всеми остальными — причем чем скорее он найдет деньги, тем меньше придется заплатить.

В общей сложности, чтобы погасить все долги, Дурову может понадобиться даже чуть больше $1,7 млрд, которые он привлек у инвесторов под проект TON в 2018 году.

Как Telegram менял условия для инвесторов

Дедлайн по запуску TON истек 30 апреля. Запустить платформу и раздать инвесторам Gram из-за судебного запрета в США Telegram не смог. Вместо этого:

  • 29 апреля Telegram предложил инвесторам на выбор: забрать сейчас 72% от вложенных инвестиций или подождать еще год и получить свое — либо криптовалютой, если блокчейн будет запущен, либо деньгами в размере 110% от первоначальных инвестиций.
  • 4 мая выяснилось, что американским инвесторам выбирать не придется. Для них Telegram оставил только одну опцию — забрать 72% от вложенного. Остальные инвесторы в тот же день узнали, что Telegram отказывается от опции запустить TON через год и предлагает тем, кто не захочет забрать 72% от своих вложений прямо сейчас, переоформить отношения с инвесторами как кредит под 52,77% годовых. В этом случае инвесторы могли бы рассчитывать на возврат все тех же 110% в 2021 году.
  • Но затем компания еще раз изменила условия, предложив инвесторам оформить тот же договор о кредите, но с важной поправкой: Telegram оставляет за собой право погасить долг не через год, а в любой момент. Тогда инвесторы получат назад свои деньги по формуле: 72% от вложенного плюс комиссия за фактическое время использования денег начиная с даты вступления в силу нового соглашения (но не меньше чем за три месяца). Сама комиссия будет рассчитываться исходя из тех же 52,77% годовых.

Сколько денег понадобится Telegram

В первую очередь Дурову предстоит расплатиться с инвесторами. В материалах разбирательства с SEC говорилось, что в 2018 году Telegram привлек 39 инвесторов из США, которые вместе вложили в проект TON $424,5 млн. Если все согласятся на досрочный возврат только 72% и никто не пойдет в суд, вернуть им придется более $305 млн.

Инвесторы из других юрисдикций, с которыми пообщался The Bell, утверждают, что ни они сами, ни их знакомые забирать деньги на таких же условиях сейчас не готовы. Если Дуров сможет рассчитаться с ними только через год, ему понадобится на это $1,4 млрд. Но можно предположить, что он постарается сделать это как можно раньше, чтобы сэкономить на процентах.

Это значит, что вернуть инвесторам Telegram, возможно, придется даже чуть больше, чем Дуров изначально привлек (все это — не считая возможных судебных претензий с их стороны). Но часть денег из полученных в 2018 году $1,7 млрд компания уже потратила на разработку TON и развитие Telegram. На допросе в начале года Дуров говорил, что с января 2018 года по январь 2019 года расходы на оба проекта, которые команда все это время не разделяла между собой, составили $218 млн. Больше 40% из этих денег ушло на оборудование и сервера. А всего в разработку блокчейна команда Дурова собиралась вложить $520 млн.

Сам Telegram в письме инвесторам объяснил, как собирается решать проблему: в крайнем случае для того, чтобы рассчитаться с инвесторами, Дуров продаст часть своего пакета в Telegram.

Подтвержденной оценки Telegram не существует. Инвесторы, с которыми за эту неделю пообщался The Bell, приводят оценки в широком диапазоне от $4 до $10 млрд и даже — в редких случаях — $20 млрд.

Кто может купить Telegram

Многие инвесторы TON рассчитывали, что в крайнем случае акциями Telegram Дуров расплатится именно с ними, и были крайне разочарованы, узнав, что это не так. В одном из последних писем инвесторам сказано лишь, что за счет продажи доли в Telegram инвесторы получат назад свои деньги. Кто может выступить покупателем и с каким пакетом Дуров готов расстаться — неизвестно.

Дуров наверняка мог бы найти стратегического инвестора и продать компанию целиком: в разное время Telegram интересовались и Google, и китайские корпорации, утверждают инвесторы, с которыми пообщался The Bell. Один из них слышал, что у Telegram прямо сейчас есть несколько офферов от «китайских конгломератов». Другой считает, что Дуров мог бы продать 20–25% состоятельным арабским инвесторам.

«Но привлечь финансового инвестора в проект, у которого нет плана монетизации или продажи, практически невозможно», — оговаривается один из инвесторов TON. «Покупать миноритарную долю имеет смысл только в прибыльном бизнесе или с расчетом на дальнейший рост капитализации. Telegram — пока не тот случай», — согласен управляющий партнер фонда Leta Capital Александр Чачава.

Речь может идти и о каких-то дружественных деньгах, которые помогли бы как можно скорее рассчитаться с инвесторами TON, допускает один из собеседников The Bell. К примеру, у Дурова были хорошие отношения с Романом Абрамовичем, который и сам инвестировал в TON. Но дружественные деньги рано или поздно тоже придется возвращать.

Двое знакомых Дурова уверены, что продажа Telegram на самом деле не входит в его планы. «Продавать он ничего не будет, это его принципиальная позиция», — утверждает один из них. «Я думаю, что так даже вопрос не стоит. Уверен на 99%, что тема продажи доли Дуровым вообще не рассматривается», — подтверждает другой. Они могут перекредитоваться, придумать способ монетизации, в крайнем случае — найти способ заработать на своей пользовательской базе, но продавать долю все равно не станут, уверен он.

Дуров, который всегда отчаянно критиковал WhatsApp, должен хорошо помнить, чем закончилась история с продажей мессенджера Facebook. Сервис, который в 2013 году заработал всего $20 млн, в 2014 году был куплен компанией Марка Цукерберга за $19 млрд. Но после продажи бизнеса основатели продержались в нем недолго: в 2017–2018 годах они покинули компанию из-за конфликта с новым владельцем.

Причиной стало именно принципиальное несогласие создателей WhatsApp Брайана Эктона и Яна Кума с подходом Цукерберга к монетизации сервиса. Эктон и Кум были против рекламы в WhatsApp и хотели, чтобы мессенджер продолжал зарабатывать на подписке, Цукерберг настаивал на рекламной модели, которая обеспечивала почти всю выручку самой Facebook.

Продав даже миноритарный пакет, Дуров рискует оказаться в той же ситуации. С инвесторами придется считаться, а Telegram в любом случае понадобится модель монетизации.

Проблема в том, что конкуренты Telegram придумали не так много вариантов зарабатывать на мессенджерах. Если отбросить платные услуги или рекламную модель, которые Дурову никогда не нравились, остается китайская модель, при которой сам мессенджер не монетизируется, зато в него встраивается платежная система и другой функционал — от онлайн-покупок до заказа такси — на котором зарабатывают китайские корпорации.

Проверить, есть ли варианты монетизировать блокчейн, к которому приложила руку команда Telegram, можно будет уже в ближайшем будущем — на этой неделе команда разработчиков прикладных решений вокруг TON, напрямую не связанная с Telegram, запустила свою версию блокчейн-проекта. Новая платформа называется Free TON, криптовалюта проекта — просто TON. Этот блокчейн создан на основе открытого исходного кода, над которым на деньги инвесторов работал Telegram. А его главный недостаток — отсутствие связи с Telegram и с его 400-миллионной аудиторией.

ИНТЕРВЬЮ

IT-гиганты против пандемии

Сложно представить, как бы мы пережили этот карантин без сервисов крупнейших технологических компаний. The Bell и проект «Русские норм!» поговорили с их руководителями о том, как они сами переживают кризис, спровоцированный эпидемией. Для рунета он станет первым по-настоящему серьезным испытанием, но крупнейшие IT-компании и сервисы развлечений надеются выйти из него с еще большим числом пользователей, которые за время сидения дома серьезно изменят свои привычки.

  • Тигран Худавердян, «Яндекс»: «Эта эпидемия очень сильно изменит отношение людей к болезням вообще и даже, возможно, к самому простому гриппу. Появится очень большое давление в обществе, при каждой эпидемии гриппа люди будут думать: «ой, все пропало». И это давление, скорее всего, переродится в качество, в разные технологии, сервисы, которые позволят эпидемии предсказывать. Вот пример: The New York Times сделала исследование по данным Google о запросах по теме потери обоняния, с помощью которых можно было предсказать, как будет распространяться эпидемия. Если люди теряют обоняние — это мгновенный сигнал о том, что они заболевают. И тот факт, что это можно понять по поисковым запросам, — очень классная находка». Большое интервью с Худавердяном читайте здесь.
  • Борис Добродеев, Mail.Ru Group: «А кинотеатры, фитнес-клубы, стадионы? Люди туда вернутся. Но как это будет? Вы сидите в зале кинотеатра — и вдруг кто-то кашляет. Это же будет настоящий триллер. Что будет с офисами? Я думаю, что, конечно, они останутся. Но многие будут использовать их гибридно: для тимбилдинга, для встречи по понедельникам и пятницам». Сокращенная версия интервью — у нас на сайте.
  • Александр Акопов, Amediateka: «В отрасли, конечно, многие ребята были застигнуты врасплох. Кто-то смог подпольно доснять что-то, кому-то пришлось остановиться. Наши голливудские друзья позавчера придумали (они умеют придумывать, конечно), что у них будет такая штука: safe production environment. Это набор правил, согласно которым Брэд Питт и все остальные будут, условно говоря, мыть руки перед принятием или, наоборот, раздачей духовной пищи». Полная версия интервью — на сайте.

А посмотреть на всех героев разом можно в спецвыпуске нашего видеопроекта «Русские норм!».

READ LATER

  • Из-за коронавируса Steam во много раз побил собственный рекорд по числу активных игроков на сайте. Но карантин — это не только про новых игроков и рост выручки, но еще и про хакеров и всевозможных читеров. The Verge рассказывает, как мошенники ищут и находят для себя все новые лазейки, а топовые игровые компании придумывают способы с ними бороться.
  • В декабре руководитель одной из лабораторий NASA Гарольд Уайт покинул ведомство, чтобы работать над созданием космического корабля, который сможет доставить человека за пределы Солнечной системы. Wired рассказывает историю инженера, который уверен, что человечеству под силу создать двигатель, способный обеспечить скорость выше скорости света и позволить человечеству отправиться в путешествие между звездами.
  • Фильм «Смерч» вышел на экраны в 1996 году и сразу получил очень противоречивые отзывы. С одной стороны, картина завоевала «Золотую малину» в номинации «Худший фильм со сборами свыше $100 млн», с другой — номинировалась на «Оскар» за лучшие спецэффекты. И номинировать было за что: команда сумела впервые в истории кино показать зрителям реалистичное торнадо, полностью сделанное при помощи графики. Здесь — история про то, как создавались спецэффекты, которых раньше никто никогда не делал, и знаменитая сцена с летающей коровой.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *